ВИП-туры на Камчатке: из-за чего погибли девять альпинистов из двенадцати

ВИП-туры на Камчатке: из-за чего погибли девять альпинистов из двенадцати

Появились подробности трагедии на вулкане Ключевская сопка, в ходе которой погибли 9 из 12 восходителей. Тем не менее количество вопросов, ответы на которые мы вряд ли получим даже теперь, не уменьшается.

Итак, как стало известно, в начале восхождения старший гид пошёл спускать двоих клиентов, которые почувствовали себя плохо, в то время, как остальные 8 человек и второй гид продолжили подъём. На высоте 4 158 метров произошел срыв всех трёх связок, три человека погибли на месте, остальные получили травмы, в частности, второй гид сломал ногу. Старший поднялся к ним, но сделать ничего не мог. Началась непогода, и травмированные люди просто не могли спуститься, а спасатели подняться к ним. Один за другим от последствий травм и обморожений погибли шесть человек.

Конечно, ситуация нестандартная, однако и не уникальная. В прошлом году нечто подобное произошло на Эльбрусе: тогда, попав в непогоду, от холода и горной болезни (высотная гипоксия) погибли пять человек.

Впрочем, было одно существенное отличие: те восходители не то, что не были профессиональными альпинистами, многие вообще были в горах впервые. И квалификация гидов, которые после того, как группа превысила допустимые временные рамки, оказавшись на седловине горы на два часа позже положенного, позволили самим туристам решать, пойдут они дальше или нет, а потом просто потеряли контроль над ситуацией, вызывает сомнения.

В нынешней истории восходители были достаточно опытными, у многих за плечами Эльбрус, Казбек, Белуха. Гиды тоже не раз были на той же Ключевской. И, тем не менее, произошло то, что произошло.

Увы, мы уже не узнаем, как именно произошел срыв, поскольку живых участников событий не осталось. Скорее всего, связки не были закреплены на рельефе. Почему?

Будучи альпинистом, могу предположить, что по причине легкомысленности: многие не воспринимают Ключевскую сопку как серьезное испытание, ведь ее альпинистская категория сложности — 2А, как и у Эльбруса. Однако это не должно вводить в заблуждение. Низкая категория восхождения лишь указывает на небольшое количество чисто технических сложностей, вроде ледниковых трещин и скальных стен, однако даже их полное отсутствие не должно вести к потере бдительности. Ключевская — действующий вулкан. Там постоянные камнепады, а рельеф достаточно сложный: ледники не обычные, а слоями перемешанные с камнями и пеплом.

Я пока не предпринимал попыток восхождения на Ключевскую, понимая собственную неготовность. Зато я был на вулкане-трехтысячнике — Корякский сопке, причем, во время значительного оледенения склона, и прекрасно понимаю, с чем можно столкнуться на Ключевской ранней осенью, которую многие предпочитают для восхождений, исходя из соображений, что лёд лучше голой «сыпухи» из камней и пепла.

Только если на Коряке присутствуют кулуары, на Ключах их нет, это почти идеальный конус. А из-за постоянных извержений нет там никаких троп и постоянных маршрутов, они каждый раз прокладываются, исходя из погодных условий, как в первый раз

Иными словами, большой ошибкой считать Ключевскую сопку несложной горой из-за ее невысокой категорийности. Как, к слову, и Эльбрус, на котором каждый год гибнет около 30 человек. Не разом, естественно, а в течение сезона, поэтому до обывателя суммарные цифры обычно не доходят.

А зря, ибо они могли бы «вправить мозги» офисному планктону, который считает, что покорить Эльбрус — это круто и совсем несложно. Сходить надо обязательно, чтобы похвастаться фоточками в соцсетях: мол, где я только ни побывал, даже на высшей точке Европы.

Между тем, высшая точка Европы, несмотря на отсутствие серьезных технических сложностей и славу горы, на которую легко поднимаются даже пионеры и пенсионеры и едва ли не в домашних тапочках — категорически неподходящий для первого в жизни восхождения вариант. Про Ключевскую сопку я просто молчу, благо в своей первый в жизни поход туда никто не ходит.

Для понимания: есть спортивный альпинизм, есть коммерческий. Последнее — явление достаточно молодое, его особенность в том, что берут всех. Плати деньги и иди на любую гору. Альпинисты-спортсмены тренируются годами, постоянно ездят в альплагеря, сдают зачеты. В альплагере людей учат ходить по разным типам рельефа, потому что, если вы думаете, что ходить в горах не так сложно и вы сможете этому научиться на ходу, вы сильно ошибаетесь. Когда я, будучи начинающим походником, но уже имея на счету несколько восхождений, обратился за консультацией к опытному альпинисту, то внезапно выяснил, что ходить я совершенно не умею, мне нужно начинать учиться с нуля.

Да, всему этому надо учиться. Долго. И постоянно практиковаться. Даже первая смена в альплагере для новичков длится две недели.

А знаете, сколько длится обучение туристов у коммерсантов перед восхождением на Эльбрус? В лучшем случае, несколько дней в ходе акклиматизации: одно занятие по работе с веревкой, одно — по работе на льду, несложное восхождени6 на один из окрестных четырехтысячников, и все — ты готов идти на Эльбрус. Причем никто не будет особо интересоваться твоим опытом и состоянием здоровья. Только плати. Отсеивают разве что людей с ярко выраженной инвалидностью.

Чему можно научить за эти два-три занятия? Ничему. Да, и акклиматизироваться дают далеко не всем: некоторые фирмы предлагают однодневное восхождение с кислородом. Понимают ли те, кто покупается на красивую рекламу, что это русская рулетка? А ведь покупаются многие. И ищут фирмы, где подешевле, не думая, что экономят они, возможно, на собственных жизнях. Тем более, что даже у уважаемых фирм с десятилетней историей бывают случаи гибели туристов.

Некоторые и вовсе идут сами. На том же Эльбрусе немало таких, которые рассчитывают «подсесть на хвост» какой-нибудь группе или самостоятельно пройти маршрут, кажущийся им несложным. Увы, доступность в интернете видео, где такие экстремалы удачно добираются и до вершины Эльбруса, и даже камчатских вулканов, очень дурно влияет на тех, кто думает, что они легко могут повторить. Если повезло одному — не значит, что повезет второму, третьему и т. д.

Что же касается фирм, то тут существует две системные проблемы. Первую я уже описал: готовы вести любого, кто заплатит, не обращая внимания на его готовность. Просто наплевательское отношение. Вторая — столь же наплевательское отношение к набору гидов. Зачастую человек два раза поднялся на тот же Эльбрус — и все, типа он уже гид и может вести людей. Многие фирмы без тени сомнений нанимают таких людей, поскольку их услуги в разы дешевле услуг настоящих профессионалов. Если в той же Европе вопрос с лицензированием гидов давно решен, то у нас полный бардак. А ведь из-за него гибнут люди. Каждый год. Не только на Эльбрусе или Ключевской сопке. Просто, повторюсь, случаи столь массовой гибели туристов все же редки, поэтому о большинстве инцидентов широкая общественность просто ничего не знает.

Но периодически, раз в год или два или три, такие громкие случаи все же происходят. И снова все бросаются искать виноватого. Виноватым, как правило назначают гидов, от которых фирмы пытаются откреститься, мол, мы всего лишь агрегаторы, мы не несем ответственность за нанятых фактически по условиям аутсорсинга людей. Иногда, правда, сажают руководителей фирм. Так уже стало известно о задержании директора ООО «Экстрим тайм», новосибирской фирмы, которая организовала смертельное для девяти человек восхождение на Ключевскую. Но останавливает ли это других коммерсантов, наживающихся на продаже некачественных и непрофессиональных услуг? Едва ли.

На днях председатель Комитета Госдумы по развитию Дальнего Востока и Арктики Николай Харитонов потребовал ужесточить отбор восходящих на горы туристов.

По словам депутата, нужно не только ужесточить отбор горных туристов, но и осуществлять проверку компаний-организаторов подобных экспедиций, не говоря о подготовке кадров, сопровождающих группы".

«С природой шутить нельзя, она не любит шуток», — подчеркнул парламентарий. Увы, последний тезис многие в нашей стране до сих пор отказываются понять и принять. Надеются на авось, пытаются сэкономить. А другие — просто пользуются их наивностью, чтобы заработать деньги.

Сколько еще произойдет трагедий, пока будет наведен порядок в отрасли экстремального туризма — вопрос риторический.