ЮРИЙ ХОЙ — НЕ ХОЙ

Потому что настоящая фамилия лидера популярной группы «Сектор газа» — Клинских. А псевдоним Хой – по его собственному признанию – наследие припанкованной молодости, сейчас он старается так уже не называться. Впрочем, дело не в названиях, а в том, что «Сектор газа» будет выступать 4 октября в Челнах. Наш корреспондент Артур Самигуллин срочным образом связался по телефону с городом Воронежем, где живет и работает главный «газовик» Юрий Клинских.

 

 

– Вы до сих пор считаетесь воронежской группой. Москва не приняла?

 — В Москве приходится проводить много времени – все же центр, там работа, там все. А я сейчас записываю альбом, который будет распространяться тоже через Москву. Но переезжать туда нет смысла, да и жить там дорого. Кроме того, не люблю я все эти тусовки, когда начинается выяснение, кто круче, кто какие сигареты курит, кто как одевается – не для меня это. В Воронеже я всех знаю, тут веселее, здесь я и песни пишу. А надо будет махнуть в Москву – 7 часов на машине. 

– Кстати, все песни «Сектора газа» написаны Вами?

— Да, я пишу и музыку, и слова. Ни у кого не взял ни одной песни, хотя предлагали целые тома. Но мне это просто не подошло.

– Ваше мнение – главное в группе?

— «Сектор газа» можно назвать не группой, а проектом. Потому что альбом пишу я один, привлекаю только гитариста из «Рондо». На концертах, конечно, выступаю вместе с группой. Наши, воронежские ребята.

– Когда вас впервые показали по телевизору, это сильно повлияло на вашу известность?

— В 91 году нас уже немного «раскручивали». Но тогда под нас работал «левый» «Сектор газа», поэтому надо было показать наше настоящее лицо.

– Замечу, что было оно откровенно хулиганским. Хотели эпатировать зрителя?

— Это не специально делалось. Просто был у нас когда-то рок-клуб, в одной из самодеятельных групп играл и я. И мне хотелось петь именно такие «хулиганские» песни – не люблю сюсюканья. В молодости мне больше нравился «панк» — и музыка, и соответствующий прикид. Сейчас, конечно, от этого отошел – повзрослел

– Многие отмечают, что в последнее время Ваши песни стали заметно лиричнее и приличнее – без матерка и прочих «скользких выражений». Думаете,  народу они уже надоели?

— Иногда «выражения» еще встречаются, но уже не так как раньше. А « под народ» я никогда не подстраивался, всегда делал то, что нравится мне. Например, рэп. Из тех, кого я знаю, он никому не нравится, а я все равно сделал 3 песни в этом стиле. Так и буду делать то, что нравится мне.

– А почему вас так редко показывают по ТВ? Денег не даете?

— На ОРТ нас просто не пускают. Они как услышат: «Сектор газа», то думают, что это про вонючие носки и едрену вошь. Такие у них ассоциации, как у всяких людей, которые не слышали наши песни. А когда слышат «Туман», удивляются и не верят, что это тоже мы. Кстати, меня постоянно приглашают в «Акулы пера», но я не собираюсь к ним идти – не люблю эту передачу. Зато с удовольствием снялся в «Кафе «Обломов» вместе с Надеждой Бабкиной, скоро покажут.

– Расскажите, как Вы живете – семья, дети…

— Живу я, как бизнесмен средней руки. Обыкновенная квартира 42 квадратных  метра, которая при этом называется четырехкомнатной. Скромная машина – «Фольксваген-гольф».  Жена, две дочери, старшей уже 11 лет, младшей – два с половиной.

– Как относятся дети к Вашему творчеству?

— Последний альбом старшей вроде понравился, а младшая просто постоянно просит: «Включи папу».  Но она еще ничего не понимает, наверное, на голос реагирует…

— Голос у Вас узнаваемый, но далеко не академический. Как с музыкальным образованием?

— Было бы у меня музыкальное образование, может, такие песни и не пел бы…

— Послушав некоторые из них, можно предположить, что пишутся они либо после выпивки, либо «по обкурке»…

— Нет, «по обкурке» приходят только идеи, а сам текст – только в трезвом состоянии. Тем более – на концерте. Пить водку и петь живьем – невозможно.

  А поете Вы всегда живьем?

— Да. Правда, в 91 году, когда мы только-только стали работать от Москвы, у нас был администратор, который работал с «Ласковым маем». И в Набережных Челнах он, сославшись на плохой аппарат и нехватку музыкантов, поставил условие сработать под фанеру. Это был, пожалуй, единственный город, где «Сектор газа» выступал под фонограмму.

– Значит, в этот приезд вы твердо решили «реабилитироваться» перед челнинцами?

— Обязательно. И еще как. Работать будем полностью живьем.

– До встречи в Челнах!

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*